На главную страницу

Леонид Леонов. Новости
Биография Леонида Леонова
Книги Леонида Леонова
Высказывания Леонида Леонова
Статьи о Леонове
Аудио, видео
Фотографии Леонова
Ссылки на другие сайты
Обратная связь
Гостевая книга

.
Унтиловск
(пьеса)

 Впервые пьеса «Унтиловск» была напечатана в журнале «Новый мир» (1928, № 3). Первое действие публиковалось в журнале «Красная новь» (1926, № 8). Пьеса была включена в первое Собрание сочинений Леонова в пяти томах (т. 4, ЗИФ, 1930) и в книгу Л. Леонова «Пьесы» (М., ГИХЛ, 1935), а затем входила в т. 7 Собраний сочинений писателя (Гослитиздат, 1981; «Художественная литература», 1971), Премьера спектакля состоялась во МХАТе 17 февраля 1928 года.

   «Унтиловск» был первой пьесой Л. Леонова, созданной на основе одноименной повести (над которой писатель работал с ноября 1924 до марта 1925 годов). Повесть, по воле автора, осталась неопубликованной. В октябре 1925 года в ответ на просьбу К. С. Станиславского написать пьесу Л. Леонов предложил тему повести «Унтиловск», принятую МХАТом. Первая ее редакция была создана в ноябре — декабре того же года. Молодость сказалась в свободе интонации и свежести красок, которые подметил Станиславский. По отзывам старожилов театра, он был влюблен в эту пьесу и работал над ее сценическим воплощением зимой 1927 -1928 годов вместе с В. Г. Сахновским при самом активном участии самого Л. Леонова. «Свежим дыханием веяло всегда на исполнителей от драматурга, - вспоминал Сахновский, - когда он рассказывал о каждом из действующих лиц... его рассказы и пояснения всегда имели ближайшую связь с каким-нибудь словом, репликой, эпитетом, которые могли бы ускользнуть от исполнителей и режиссера, если бы автор не присутствовал в театре» (журнал «Театр и драматургия», 1934, № 3, с. 35), что, кстати, слишком часто сказывалось на постановках леоновских пьес без его участия, потому что при этом не улавливалось самое главное - подтекстовая специфика.

   Критика увидела в пьесе столкновение двух начал - агрессивно-обывательского, воплощенного в Червакове, и трудового-интеллигентского, выраженного в Буслове: «Возрождение Буслова и «посрамление» Червакова - такова идея пьесы» (журнал «Новый зритель», 1928, № 4, с. 14). Однако такое прочтение следовало лишь за внешним фарватером сюжета, по расставленным автором для наглядности бакенам, и не учитывало подспудной, многослойной жизни унтиловских обитателей.

   Унтиловск, как обмолвился однажды в разговоре Л. Леонов, - это глухое всепоглощающее болото, в котором живут свои редкие растения и рыбы, всякая диковинная тварь. Фауна и флора этого мира по-своему экзотична: озлобленный «пророк» и философ Черваков, либеральный болтун Гуга, пронырливый батюшка Иона с попадьей и «приплодом» - сразу двумя Агниями, кооператор и нелепый мечтатель Редкозубов, «земноводная личность» Аполлос, наконец, некогда могучий, но вмерзший, словно мамонт, в унтиловскую почву Буслов. Все они влюблены в красавицу Раису, мечта о которой по-своему согревает душу каждого. Но Раиса, воротившаяся в Унтиловск, уже совсем не та «скрипка Амати», какой помнил, какой «слышал» ее Буслов. По словам писателя, брошенным мимоходом, Раиса износилась - не телесно, а душевно: в деке скрипки трещинка, нет музыки, нет гибкости: душа умолкла.

   Некоторые акценты уточняются и в судьбе Буслова. В критике говорилось о его безусловном возрождении: в конце пьесы ликующий Буслов в руках с детским рисунком бегущего по тундре оленя. Тогда как Буслов, заметил Л. Леонов, идет на дно, медленно погружается с этим рисунком. И солдатка-самогонщица Васка, подаренная ему судьбой в утешение, играет роль скорее пышного успокоительного облака, сопровождающего его ранний закат. Там, в унтиловщине, есть свои слои, течения, своя лирика уже «по ту сторону нуля».

   Смысл и сущность иных леоновских персонажей и их высказываний раскрывается подчас как бы с запозданием, выглядит по прошествии определенной временной дистанции полнее и глубже. Так, к примеру, зловещее пророчество Червакова, далеко перерастающее рамки конкретного характера. Его антиутопия освещается сегодня по-новому в контексте философско-футурологических фрагментов «Последняя прогулка» и «Мироздание по Дымкову». Теперь в большей мере воспринимается черваковская бездушность, не оставляющая того света надежды, который упрямо теплится в дымковской модели мира.

   Работая со Станиславским над постановкой пьесы, Л. Леонов обрел для себя как драматург немало важного. Он вспоминал об этой поре: «Пьеса моя была длинная и трудная, и ее приходилось сильно сокращать. Когда коллектив театра обсуждал отдельные сцены, подобно консилиуму врачей, и выносил решение удалить сцену, изменить диалог, дополнить роль, я спорил, защищался... тем не менее приходилось уступать. Я складывал оружие и преклонялся перед теми традициями, большим опытом и умением, которые окружают драматурга в этом театре... После постановки «Унтиловска» я стал значительно старше во многих отношениях» (журнал «Театр и драматургия», 1934, № 3, с. 29).

   В 1936 году Л. Леонов снова обратился к тексту «Унтиловска», переписал два акта, но очередная работа, по его словам, помешала вторично «пропустить пьесу через себя».

"Унтиловск" (пьеса) (в формате doc)

"Унтиловск" (пьеса) (в формате fb2)