На главную страницу

Леонид Леонов. Новости
Биография Леонида Леонова
Книги Леонида Леонова
Высказывания Леонида Леонова
Статьи о Леонове
Аудио, видео
Фотографии Леонова
Ссылки на другие сайты
Обратная связь
Гостевая книга

.

Леонид Леонов
Благодарность

Я думаю иногда, что уже народился летописец нашего времени. И, может быть, им станет тот худенький малыш в пионерском галстуке, запомнившийся мне с одного минувшего Первомая. Из школьного, разукрашенного лентами грузовика, стиснув плечико товарища, он затихшими от восторга глазами вбирал в себя блеск и ликование московской демонстрации. Когда-нибудь, в окрепшем коммунистическом обществе, он напишет чистую и ясную книгу о нас с вами, современники ,— о наших стройках и походах, а больно всего — о знаменитом человеке, кто ведет нас через метельные перевалы века; и в нашу пору есть особый спрос на воспоминания счастливцев, обласканных отеческим взором великого Сталина... Конечно, летописец помянет в предисловии, что запоздал родиться и лишь в передаче старших братьев, ветеранов, знает о легендарных сражениях на подходах к коммунизму.— зато он в слепительных подробностях расскажет о том, что выпадет на его долю бойца и очевидца.

Мне также представляется порой, что я уже листал эту книгу. В нее все те же, неизгладимые из памяти фотографии, уже немножко смутные, точно сквозь дымку
Десятилетия, и среди них—крейсер «А в р о р а», штаб в Смольном, вождь, раскуривающий свою всемирно знакомую трубочку, и, наконец, бесценный фотодокумент известной беседы в Горках: В. И. Ленин и его достойный преемник и сын, И. В. Сталин...
Почти вижу на первой странице перечисление глав, построенное на хронологии событий, основных вех, ступенек в эру справедливости, разума и труда. Среди них будут многие даты — и, конечно, дата — День Благодарности. Какую-то из этих дат и положат внуки в основу завтрашнего летосчисления, чтобы окончательно закрепить новый стиль общественного устройства.

«В этот День Благодарности — напишет летописец,— труженики всех стран воздали приветствия великому вождю. Больше чем полувеком бескорыстного и беззаветного служения простым людям он заслужил их благоговейную признательность, так жизненный подвиг его можно сравнить лишь с подвигом бессмертного Ленина. С утра люди вышли па плошали своих городов, и оттого, что каждый хотел одновременно с прочими выразить свое волнение, на всех материках звучала в его честь дружная песня, этот согласный разговор множества, когда все говорят сразу, не мешал никому, и где слова уложены плотнее, чем листья в лавровом венке. До ночи длилось их торжество, и люди чувствовали себя единой человеческой семьей, в которую слил их Сталин... Я тоже ходил по улицам, пел вместе со старшими и видел». Затем он опишет одежду и походку вождя, и ту торжественную минуту, когда он появляется перед своим народом, — его приветственный жест, его пристально-зоркую приглядку, его чуть усталые глаза, следствие бессонных ночей, потому что свыше четверти века, проведенной уже без Ленина у штурвала партии, бьется в его лицо колючий грозовой ветер эпохи. «Но
семидесятилетие.—скажет в очередной главе летописец,—обозначило лишь новым подъем его творческого гения. В последующие годы он еще многими славными делами ускорил шествие человечества к его коммунистическому совершенству».

Мне ясно помнится—в этой книге о крылатом сталинском времени написано не меньше, чем о прославленных воле и выдержке Сталина, о классической логике и безупречном анализе его военных и политических предвидений, на митинге такого масштаба сердце имеет такое же право на голос, что и разум. Внукам еще видней будет издалека, что в науке победы сталинские ускорение процессов занимает не меньшее место, чем его отвага—в сочетании с точнейшей революционной тактикой, или сталинское преодоление косной природы — с трезвым, однако, учетом технологии всяческого созревания — касается это прорастания зерна или плавки легированной стали пли пробуждения колониального раба.
Именно это спасительное ускорение свело к минимуму количество кровопролитных войн, уже вложенных в обойму капитализма, и, следовательно, избавило простых людей от связанных с ними жертв и лишений и, значит, всемерно облегчило неизбежные при таких родах муки человечества.

Необходимость такого убыстрения времени была завещана самим Лениным в его кратчайшем тезисе «догнать и перегнать».
Как безоговорочно нужно было верить в своих преемников, чтобы в те годы разрухи и вражеского окружения завещать им такую труднейшую формулу,— но мир знает. как блистательно осуществил ее ближайший ленинский соратник и ученик.
Именно равномерное сталинское ускорение, сжатые темпы социалистического накопления сил, решительное движение на прорыв сквозь вражескую блокировку определили успех в решающих схватках. Никто еще не водил историю на таких скоростях, и как основательно надлежало знать профиль пути, чтобы с таким мастерством провести ее через такие крутые и грозные перегоны!

Я с гордостью думаю о том, что люди моего поколения, граждане в прошлом отсталой
империи, стали участниками того исполинского созидательного процесса. Если сопоставить дремучее времище России с метеорным полетом нынешних минуток,— почти чудесным представляется такое предельное повышение его емкости. Как будто кто-то могучей рукой раздвинул математические своды времени и на век вперед перевел часы истории: весь мир знает — кто!
Когда-то в этой стране целые столетия разделяли, одну от другой, знаменательные, запоминания достойные даты. А нынче уже хоть весь календарь зачисляй в большие, праздничные дни. Еще вчера, готовясь к неминуемому столкновению с авангардом капитализма, фашизмом, мы заканчивали индустриализацию, а вот уже валяются у мавзолея, брошенные во прах, фашистские знамена, ужас Европы, угроза Америке, надежда подлецов. И еще не успели вдоволь насладиться победой, а уже вчерне завершена восстановительная пятилетка. Сказать правду, если бы не сухие, навек осуровевшие глаза матерей, да горькая память о разрушенных святынях, да седые виски у любимого человека - как будто и не было вовсе нашествии нацистский рвани...

А в промежутках размещены не меньшие, только не отмеченные краевым в календарях, необыкновеннейшие победы — ну, хотя бы создание отечественного авиационного мотора.
Откуда же было взять в кратчайший, не терпевший отлагательства, срок отличное, передовое знание, первоклассные строительные материалы, десятки и сотни заводов и, прежде всего, вдохновенные, преданные советскому строю людские кадры. Посмотрите, в старых кинофильмах, кто брал Зимний и с Чапаем скакал по степи! Под Каховкой, в 1920, я сам помню лихую, стремглавую конницу Буденного — Ворошилова, вострую и верткую, как клинок, которым революция и распахнула злосчастного барона от плеча аж до самого седалища. То были поэм достойные всадники, дети ветра и молнии, ястребки и соколята, но я не запомнил среди них ни выдающихся наших конструкторов, ни тысяч блестяще образованных инженеров, авиахимиков, артистов скоростного сталеварения и всех тех, не известных мне мастеров, кто делает злых и легких птичек и птиц, готовых по мановению вождя расклевать любую ватагу любого воронья...

Во имя светлейшей идеи Ленина требовалось не только вызвать из небытия новую авиаинтеллигенцию, вложить в нее социалистическую одержимость, вооружать ее материальными ценностями, по и шаг за шагом, повседневными указаниями помочь ей добиться абсолютного первенства в воздушном соревновании двух миров! Нет, создать мотор — это значит продумать и совершить небывалую экономическую революцию в промышленности, провести через университет стотысячную рать отборных рабоче-крестьянских пареньков, собранных со всех российских просторов, умножить их лучшие черты национального характера и так перевоспитать их, чтобы они стали героями грядущих битв, а не только гордостью военных парадов. Пускай в каком-нибудь буржуазном захолустье, пусть даже с помощью иноземных наставников, попробуют народить своих летчиков - таких, как наши, ТАКИХ, как наши!

Умнейшие из врагов наших знают, что это все не пустая похвальба. Создание советского мотора заняло лишь часть времени в тридцатилетнем рабочем дне его истинного творца. Беря наугад и в беспорядке, вспомним такие неповторимые в иных условиях государственные преобразования, как социалистическое укрупнение земледелия или, скажем, воспитание новаторского типа людей, больших и малых командиров народного хозяйства, безошибочно направляющих миллиарды рублей и трудодней – директоров предприятий, министров, председателей колхозов, преобразователей климата и экономической географии отечества и еще тысячи других категорий, к которым принадлежите вы! Это только в сказке бывало: волшебник раскидал на заре пригорошни, и из них поднялись к вечеру удалые, железной стати, богатырские полчища. А где праздники остальных наших побед, хотя бы таких, как прокладка новых тысячеверстных трасс, или приобщение древних пустынь к цветущей жизни, или открытие академий наук в бывших кочевых сатрапиях царских, или, наконец, разгадка атомной тайны, самая работа над которой десятикратно усилила научную мысль и техническую оснащенность Советского Союза? Я предвижу немалые затруднения летописца, когда он попытается в тесные пределы слов и страниц уложить содержание событий с Октября 1917-го.

Известно также, что ещё больше, чем силы – правды нашей боятся враги. И, значит, так гремит она за рубежами Родины, что и соседи начинают брать с нас поучительный пример. Ещё недавно услышали мы про образование народно-демократических республик, а уже – Китай!... И верится мне, ещё далеко не исчерпана деловая революционная повестка нашего века. Цепной, как в атоме, процесс освобождения начался, и вряд ли иные многомиллионные, подневольные народы пожелают и впредь щеголять на общечеловеческих праздниках в рабьем ярме, как в парадной манишке, или быть живым товаром для больших заокеанских боссов. Уже нет сил в мире, способных остановить во всём разгоне или хотя бы только задержать великую перестройку возросшего, мыслящего и осознавшего себя людского племени. Всё более крупными купюрами история выдаёт нам события на страницах газет – и кто знает, о чём прочтём мы послезавтра?

В этом титаническом возрождении зарубежных народов также бесконечно значительна моральная роль человека, чьё семидесятилетие мы собрались отметить.
СТАЛИН – вот ведущий пароль эпохи и, думается, ни в одном словаре нельзя целиком изложить содержание этого пароля. Два солнца нынче в небе, над землёй, и из них одно – свет сталинской идеи. Самый мир явственно разделился на два лагеря – на тех, кто молодеет при одном упоминании этого имени и тех, кого оно сутулит, старит и чадной ненавистью сжигает изнутри. Вторых, по счастью, неизмеримо меньше. В почтительном удивлении, подняв головы и с сыновней верой смотрят люди на своего современника и вождя и видят в нём воплощение лучших качеств, и радуются своему величию… Сталин! Это очень суровый, справедливый и строгий к людям учитель, потому что выше всего он чтит звание свободного, сильного и гордого коммунистического человека. В его понимании это не просто термин биологической классификации, передающийся по наследству чин, а высокая принадлежность к людям ленинского образца. И хотя обычно это звание по доверию выдаётся вместе с метрикой при появлении на свет, его надо ещё неоднократно оправдать и заслужить впоследствии. Никто и нигде не думает так высоко о человеке, как Сталин, и в этом заключается разница нашего времени в сравнении с прошлым, когда под этим словом разумелось слабое, всякого милосердия достойное, шаткое, ищущее опоры вне себя, несовершенное существо.

В своих обращениях к Сталину люди всех профессий причисляют его к своему цеху, видя в нём образец для своего мастерства. Это справедливо – он и есть первый зодчий и первый шахтёр, он есть лучший учёный, солдат и хлебороб, потому что каждая тонна социалистического угля и каждый мешок колхозного зерна, каждое научное зачинание, каждая плавка стали, каждый кирпич на стройках – проходят через его чернорабочие творческие руки. Но самая главная его деятельность – Человек, прорубивший уже не окно, а столбовую дорогу в коммунизм.
С тех пор, как с нами Сталин, сбывается всякое затаённое желание советского народа. Не может оно не сбыться и теперь:

- Победа коммунизму, бессмертие Вождю!

18 декабря 1949